• izi.Travel Аудиоэкскурсии
  • izi.Travel Аудиоэкскурсии

Программа XVIII Религиоведческих чтений

"Проблемы изучения возникновения религии и культуры"

22 НОЯБРЯ (вторник)

ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ,

посвященное 100-летию профессора, доктора философских наук

М. И. Шахновича (1911-1991), одного из основателей и многолетних сотрудников музея.

Начало в 15.00

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО — ВРИО ДИРЕКТОРА ГМИР

МУСИЕНКО ЛЮБОВЬ АЛЕКСАНДРОВНЫ

Шахнович Марианна Михайловна (СПбГУ, заведующая кафедрой философии религии и религиоведения, профессор,

доктор философских наук)

Основные этапы истории петербургской религиоведческой школы.

 

Чумакова Татьяна Витаутасовна (СПбГУ, профессор, доктор философских наук)

Экспозиционная работа в Государственном музее истории религии в 1930-х гг.

6 октября 1931 г. было окончательно утверждено положение о Музее истории религии АН СССР, торжественное открытие которого состоялось через год, в ноябре 1932 г. В основу концепции музея было положено представление об институте-музее, который бы сочетал научно-исследовательскую и экспозиционную работу. Новый академический музей эволюции и типологии религий тут же начал интенсивную научную и экспозиционную деятельность, с тем, чтобы, по словам В.Г. Богораза «соединить наше научное выявление и художественное оформление вместе в одно органическое целое».

Рашкова Раиса Тимофеевна (СПб, ГМИР, ведущий научный сотрудник,

кандидат исторических наук)

М.И. Шахнович и создание экспозиций по истории христианства на Западе.

 

Ревуненкова Наталья Владимировна (СПб, ГМИР, заведующая отделом «Христианство на Западе», доктор исторических наук)

Памятники гугенотской диаспоры в собрании ГМИР.

Период официального соблюдения веротерпимости во Французском королевстве продолжался 13 апреля 1598 г. до 17 октября 1685 г. Католическая власть допустила свободное отправления кальвинистского богослужения, субсидировала протестантские школы и церкви, разрешала учреждение протестантских академий, издательских домов. За это время во Франции окрепла культура протестантской интеллигенции, имевшей прочные связи с европейским ученым сообществом, возникли пасторские династии, появилась традиция публичных диспутов пасторов с иезуитами и сорбоннистами. После отмены Нантского эдикта, названного папой «нечестивым», пасторские семьи продолжили своё существование в эмиграции, прежде всего в Голландии и Германии, а также других странах, сохраняя контакты внутри сообщества т. н. «Убежища». Из пасторской среды выдвинулись многие выдающихся представителей европейской религиозно-общественной и философской мысли XVII – XVIII вв.

Особый вклад в историю критики Библии сделал пастор Кана, член Каннской Академии филолог экстраординарной эрудиции Самюэль Бошар (1599-1667), которого приглашали в Оксфорд, Лейпциг и Стокгольм. Он исследовал процесс расселения народов по следам древних языков в новых, естественно-научный мир Библии, благодаря чему именно в XVII в. библеисты Европы переставали рассматривать текст Библии как текст мифа, который структурирует познание и организует социальное пространство. Отныне она стала текстом источника, который позволял ставить вопросы об отношении между мифом и разумом. «Священная география» Бошара, впервые изданная в 1646 в. в Кане, представлена в фондах ГМИР роскошным совместным изданием печатников Лейдена и Утрехта 1692 г. с портретом автора.

Успехам библейской критики во многом благоприятствовали новые переводы Библии на французский язык, которые обновляли Женевскую версию, представленную в ГМИР амстердамским изданием Л. и Д. Эльзевиров 1669 г. Наряду с ней в музейном собрании хранятся переводы одного из лучших прозаиков «Убежища» Давида Мартэна (1639 – 1721), появившиеся в Утрехте в 1696 г., в Амстердаме в 1729 г. и в Гааге в 1743 г., а также совместный перевод Исаака Бособра (1659 – 1738) и Жака Ланфана (1661 – 1728), опубликованный в Амстердаме в 1741г.

В Голландию переселились около 300 французских пасторов и возникли 30 новых франкоязычных церковных прихода. Искусство проповеди в этих условиях оказалось чрезвычайно востребованным и быстро изменялось. Жак Сорен (1677 – 1730) считается самым выдающимся проповедником из тех, кто принадлежали к проповеднической школе французской реформатской Церкви. Стиль его проповедей отличался от предшествующей протестантской традиции литературным блеском, изысканностью, его обвиняли в привнесении в жанр католической пышности. Его смелые импровизации на темы Писания нередко становились объектом критики ортодоксов. Проповеди многократно переиздавались, переводились на другие языки, 8 томов представлены в собрании ГМИР наряду с гравированным портретом проповедника.

Внутри гугенотской диаспоры развивалась богословская, философская и литературная полемика. Пьер Жюрье (1637 – 1713), выпускник академии в Сомюре, ставший пастором в Роттердаме, выступал проникновенным проповедником и энергичным защитником реформатской ортодоксии. Полемика с католической мыслью в лице Жака-Бениня Боссюэ и Луи Мембура, янсенистами, собратьями по изгнанию и главой «литературной республики» философом Пьером Бейлем, – прославила его как «протестантского Голиафа». В ГМИР представлен комплекс редких изданий, участвовавших в спорах, в том числе: «Практика набожности или трактат о божественной любви» Жюрье (Роттердам, 1700), знаменитый «Исторический и критический словарь» Бейля (Амстердам, 1730), «Согласование веры с разумом» Исаака Жакло (Амстердам, 1705) и др. Весьма интересна публикация филолога и протестантского дипломата Жака Банажа (1653 – 1723) новонайденного послания Иоанна Златоуста (Роттердам, 1687), которое использовалась в диспутах о пресуществлении. В этой атмосфере развивалась и религиозно-философская мысль с обсуждением понятий о толерантности и свободе совести.

В итоге исход гугенотов обернулся усилением французского влияния на культуру Европы эпохи Просвещения.

Кириленко Анна Анатольевна (СПб, ГМИР, научный сотрудник)

Материалы по истории финского свободомыслия в научно-историческом архиве ГМИР.

В отделе рукописей ГМИР хранится корпус материалов по религиозной жизни и свободомыслию Финляндии, собранных директором ГМИР Я.Я. Кожуриным во время его командировки в Финляндию в 1988 г. Значительная часть этих материалов связана с деятельностью финской атеистической организации «Союз свободомыслящих» (Vapaa-ajattelijain liitto), ведущей свою историю с 1930-х гг. и имеющей по настоящее время ячейки в разных городах Финляндии. Основным направлением работы этого объединения в течение многих лет его существования являлось распространение в финском обществе идей атеизма и убеждение населения в необходимости отказа от участия в церковной жизни. Союз свободомыслящих на протяжении десятилетий выдвигал требование отделения церкви от государства в Финляндии. Почти с момента основания эта организация издает научно-популярный журнал «Свободомыслящий» («Vapaa ajattelija»), содержание которого направлено на вытеснение из общественного сознания религиозных идей и усиление влияния научного мировоззрения. Ячейками союза распространялась также различная научно-популярная литература, велась просветительская и агитационная работа среди населения. «Союз свободомыслящих» является заметным явлением общественной и политической жизни Финляндии, что объясняется исторически сложившимся положением церкви в этой стране: несмотря на принятый в 1923 г. закон о свободе совести, отношения церкви и государства в Финляндии оставались очень тесными на протяжении всего ХХ столетия. Актуальность деятельности Союза сохраняется по настоящее время, так как церковь продолжает играть большую роль в жизни современных финнов.

Материалы Союза свободомыслящих, хранящиеся в ГМИР, относятся к концу 1970-х–1980-м гг. – времени, когда финским парламентом велась большая работа по пересмотру церковно-государственных отношений. В архиве ГМИР хранятся отдельные номера журнала «Vapaa ajattelija», агитационные карточки этого общества, сатирические плакаты, письма деятелей Союза свободомыслящих, научно-популярная литература атеистической направленности. Рассмотрение содержания этих материалов в историческом контексте позволяет увидеть в них свидетельство высокой общественной значимости вопроса отношений церкви и государства в Финляндии в последней трети ХХ в.

Колупаев Владимир Евгеньевич (Италия, Сериате, Центр «Христианская Россия», научный сотрудник, доктор исторических наук)

Фонды итальянского центра «Russia Cristiana» по истории религии в России, СССР и на пост-советском пространстве.

1. Цели, история создания центра с 1957 2. Обзор фондов и источникик их формирования. «Samizdat RC», 32 папки, 813 дел, с конца 1950-х годов до 1990-х по разным каналам от диссидентов из СССР, документы по религиозному сопротивлению. «Archiv Samisdata», 1968 – 1985 гг., объем: 5 618 дел. «Chronicle of the Catholic Church in Lithuania» хронология: 1978 – 1988 гг., Объем: № 15 – 78. Редакция религиозных программ Русской службы независимой международной неправительственной некоммерческой радиостанции «Радио Свободная Европа / Радио Свобода», («Radio Free Europe / Radio Liberty»), существующей с 1959 передала центру свой архив. Бюллетень «The Journal of Byelorussia Studies» издававшегося в Мюнхене институтом по изучению СССР, 1965 - 1981. «La Vita con Dio», архив брюссельского издательства «Жизнь с Богом» и книжная коллекция из 1903 единиц хранения. Библиотека «Betti Ambiveri», по направлениям: Искусство, Атеизм, Право, Диссиденство, Экономика, Философия, География, Литература, Лингвистика, Музыка, Педагогика, Политика, Религия, Социология, Статистика, История, 27 500 томов. 3. Изучение, включение в научный оборот, использование. 4. Современное состояние, перспективы.

Демонстрация документального фильма

о жизни и творчестве

М.И. Шахновича

 

23 НОЯБРЯ 2011 г. (СРЕДА)

СЕКЦИЯ 1: «ПАМЯТНИКИ РАННИХ ФОРМ РЕЛИГИИ И ИСКУССТВА: НАХОДКИ И АТРИБУЦИЯ»

УТРЕННЕЕ ЗАСЕДАНИЕ

НАЧАЛО в 11.00

Щербакова Татьяна Ивановна (СПб, ГМИР, старший научный сотрудник, кандидат исторических наук)

Каповая пещера - древнейшее пещерное святилище на территории России.

В 1959 г. зоологом А. В. Рюминым в пещере Шульган-Таш (Каповая) на Южном Урале была обнаружена палеолитическая живопись. Данное открытие опровергло устоявшее мнение о том, что красочные рисунки ископаемых зверей в глубине пещер, датируемые эпохой палеолита, являются локальным явлением в истории первобытной культуры и характерны лишь для франко-кантабрийской области Западной Европы. Такого рода декорированные пещеры являются особыми зонами жизнедеятельности, которые исследователи условно называют «святилищами». Этот феномен ограничен эпохой верхнего палеолита (30 – 10 тыс. лет назад) и связан с культурой охотничьих сообществ, обитавших в предгорных районах Европы и находившихся в равных климатических условиях.

Каповая пещера имеет протяженность около 3 км, но залы с рисунками располагаются относительно недалеко от входа, на расстоянии от 140 до 350 м. Это залы Купольный, Знаков, Хаоса на среднем ярусе пещеры и зал Рисунков на верхнем. Очевидно, что изобразительный комплекс всех четырех залов был создан не единовременно, а формировался несколькими поколениями охотников, периодически посещавших пещеру и продолжавших традицию проведения здесь мифоритуальных практик. Результаты раскопок, проведенные в зале Знаков (Щелинский, 80-е гг.) и зале Рисунков (Щербакова, 2004-2005 гг.), а также полученные абсолютные даты, подтверждают, что формирование сакрального пространства в Каповой началось в зале Рисунков на верхнем ярусе. Длительность формирования всего ансамбля охватывает сравнительно небольшой период времени, возможно, всего несколько сот лет. Об этом свидетельствует преемственность в характере и стилистике изображений верхнего и среднего ярусов. Конец сакральной изобразительной деятельности в Каповой пещере мог быть связан с изменением ареала обитания верхнепалеолитических охотничьих сообществ, использовавших пещеру как свое «святилище.

Демещенко Светлана Алексеевна (СПб, Государственный Эрмитаж, Отдел археологии Восточной Европы и Сибири,

 старший научный сотрудник, кандидат исторических наук)

Культы древнего мировоззрения по материалам палеолитических стоянок

(Сунгирь, Костенки – Авдеево, Мальта – Буреть).

Археологический материал о формировании основ мировоззрения и первых культов в палеолите. Своеобразие разновременных культур: Сунгирь (25 тыс. лет назад), Костенки – Авдеево (23- 21 тыс. л. н.) и Мальта – Буреть (22-19 тыс. л. н.). Культы животных, светил и предков в Сунгире. Женские статуэтки костенковско-авдеевской культуры как свидетельства культа матерей. Культ сакрального предмета в Костенках и Авдеево, доказательства фетишизма. Мироздание в искусстве малых форм мальтинско-буретьской культуры: подразделение на три мира, выделение связующего звена представителей трех миров (птица – женщина – змея). Культ предков в Мальте. Искусство малых форм в вопросе становления мифологии. Коренное изменение представлений и мифологии в финальном палеолите – мезолите в связи с природными катаклизмами.

Кубанова Татьяна Андреевна (СПб, Государственный Русский музей, ведущий научный сотрудник, кандидат культурологи)

Роль и значение новой космогонической теории в интерпретации мифологической картины миира нанайцев.

Новая космогоническая теория (НКТ) А.Ходькова и М.Виноградовой (Ленинград, 1986), опирающая на знания о Периодической системе Д.Менделеева и законах И. Ньютона, объясняет некоторые законы эволюции Вселенной. Она может рассматриваться в качестве одного из эффективных инструментов интерпретации космогонических мифов этносов. На примере отдельных положений мифологической картину мира (МКМ) нанайцев рассматриваются вопросы вечности мира, первоначального состояния планеты Земля, объясняется период множественности солнц. Обращение к НКТ позволят, с одной стороны, более полно интерпретировать МКМ, которая являться бесписьменным свидетельством событий, происшедших во Вселенной в далекие исторические времена. С другой, МКМ содержит в себе подтверждение отдельных положений НКТ, что позволяет воссоздать истоки и эволюцию процессов мироздания.

Советников Илья Сергеевич (Москва, МГУ им М.В. Ломоносова, кафедра философии религии и религиоведения, студент)

Наскальная живопись, петроглифы и культовые природные образования на территории России и Украины.

Наскальная живопись, петроглифы и культовые природные образования являются не только историческими и культурными ценностями, но и важным источником для понимания ранних форм религии. На примерах памятников, находящихся на территории современной Украины и России, я хочу обсудить следующие проблемы и актуальные возможности, связанные с методами и формами экспонирования, музеефикации и изучения:

1. Возрастающая агрессивность окружающей среды и деятельность человека ставит под вопрос существование многих памятников первобытного искусства (например, уникальная наскальная живопись ущелья Таш-Аир в Крыму). Актуальной проблемой современного общества является сохранение и описание целого ряда комплексов. Примеры консервации.

2. В связи с труднодоступностью многих культовых природных объектов (например, столбов выветривания Коми или «великана» Куйва на Сейдозере) единственной формой экспонирования является видео и фото экспозиция. Возможность виртуальной экспозиции. Оценка тематических ресурсов русскоязычного интернета.

3. Автору видится продуктивным создание интернет ресурса (например, в рамках существующего виртуального музея ГМИР), посвященного данной проблематике, который включил бы в себя не только фото и видео контент, но и собрал бы существующие публикации. Подобный ресурс призван осуществить ряд музейно-исследовательских задач, а так же привлечь общественность к ряду проблем по сохранению памятников первобытного искусства.

4. Возможности сравнительного анализа мифологий северных народов в связи с культовыми природными образованиями (на примерах мифов народов саами и манси).

Буровский Андрей Михайлович (СПб университет сервиса и экономики, кафедра этноконфессионального страноведения, профессор, доктор философских наук)

«Странные» изображения наскального искусства – рисунки с натуры или фантазия?

В наскальном искусстве есть ряд странных антропоморфных изображений, в которых человеческие черты причудливо смешиваются со звериными. Легче всего объявить их «фантазией художника» или «следствием религиозных представлений». Но вообще-то все изображения пещерного искусства исключительно точные, а иногда несут информацию, которой нет и у нас. Например, мускусные железы самца-мамонта были изображены в пещере Руффиньяк до того, как были изучены на мумифицированной туше.

Вопрос, какие именно реалии могут стоять за непонятными изображениями? В некоторых случаях – неизвестными науке животными. В других… приходиться заключать, что древний человек изображал существ, которых религиозные люди стараются не называть, особенно в темное время суток.

Вишняцкий Леонид Борисович (СПб, Институт истории материальной культуры РАН, ведущий научный сотрудник, доктор исторических наук)

 От простого к ложному: «око разума» и древние образы.

Наше «прочтение» зрительных образов во многом зависит от того, что мы ожидаем и что хотим увидеть. Даже вполне четкие изображения самых обычных предметов могут интерпретироваться людьми одной культуры по-разному в зависимости от контекста или от того, какая часть видимой реальности выбирается в качестве такового. История изучения первобытного искусства дает прекрасные примеры того, какие шутки может выкидывать наше восприятие, причем далеко не всегда причиной этих шуток является плохая сохранность или изначальная нечеткость изображений. Бывает и так, что мы просто слишком хотим увидеть в той или иной сцене нечто определенное и потому с готовностью принимаем иллюзию за желанную действительность. Ряд таких ошибок подробно анализируется в докладе.

Гончаров Роман Вячеславович (СПб Государственный университет технологии и дизайна, кафедра истории и теории искусства, ассистент)

Рождение и смерть бога N. Традиции изображения бог Улитки в вазописи майя классического периода.

Начавшееся в 70-е годы прошлого столетия открытие вазописи майя предоставило в руки исследователей ценнейший источник изучения истории, этнографии, искусства и мифологии народов Древней Америки. Одним из наиболее интересных персонажей, представленных в росписях парадной керамики, является бог N (бог Улитка) – дух-владыка преисподней – важнейший представитель пантеона майя классического периода. Определение атрибутов изображения бога N, выполненное по материалам сохранившихся кодексов майя (раковина улитки за спиной, морщинистое старческое лицо с ввалившимся беззубым ртом, короткий горбатый нос, повязка на голове и т. д.), позволило выделить ряд сцен с его участием. Два сюжета можно интерпретировать как изображение в одном случае рождения, в другом - смерти бога N.

Шульга Даниил Петрович (Новосибирск, НГУ, гуманитарный факультет, ассистент)

Сакральная тематика оленных камней (доклад подготовлен при поддержке РГНФ, грант № 11-01-00489а).

Оленные камни характерны для многих археологических культур раннескифского времени Центральной Азии. На них присутствуют изображения воинского снаряжения и сакрализованых животных. Исследователи считают, что оленные камни были символическими изваяниями воинов-прародителей. Вполне обоснованной выглядит и версия об отображении на каменном столбе трехчастного деления Вселенной. Отдельного исследования заслуживают «пояса» оленных камней, которые, с одной стороны, содержат информацию о сакрализации деталей одежды, и, с другой стороны, помогут раскрыть семантику самих изваяний. При изучении оленных камней важным источником служат как ранние образцы искусства «звериного стиля», так и позднейшие изваяния номадов средневековья.

24 НОЯБРЯ (ЧЕТВЕРГ)

НАЧАЛО в 11.00

СЕКЦИЯ 2: «ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ И ТЕОРИИ ИЗУЧЕНИЯ МИФОЛОГИИ, ИСКУССТВА И РАННИХ ФОРМ РЕЛИГИИ И РЕЛИГИОЗНЫХ УЧЕНИЙ

Шандыба Сергей Вячеславович (СПб, ГМИР, младший научный сотрудник)

Японская мандала. Развитие буддийской картины в Японии (по материалам ГМИР).

Культовая живопись вошла в японскую культуру вместе с буддийским учением в VI веке. Как и первые буддийские школы, культовое творчество несло отпечаток корейской и китайской традиции.

VIII – IX века знаменуют собой появление новых для Японии учений и новых сюжетов и интерпретаций представителей буддийского пантеона в культовом творчестве. Впервые в Японии стали создаваться новые тексты канона и это немедленно нашло отражение в «буддийской картине». Основную роль в этом процессе сыграли две школы, появившиеся в Японии в VIII-IX веках: Тэндай – Опора неба (кит. Тяньтай) и Сингон – Истинные слова (кит. Чженьянь).

Привнесение «тайного учения» (яп. миккё) в Японию обогатило и разнообразило культовую живопись. Буддийская картина получает новый вектор развития. Искусство выходит на первый план в буддийском ритуале, и сам ритуал становится пышным, богатым и ярким.

Соболева Елена Станиславовна (СПб, Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН,

старший научный сотрудник, кандидат исторических наук)

Изображение животных на монетах Восточного Тимора.

В Восточном Тиморе, добившемся независимости в 2002 г., с 2003 г. циркулируют национальные мелкие монеты (сентаво), номинал которых официально приравнен к валюте США. Неграмотные тиморцы не понимали номинал центов, поэтому сентаво имеют цифровое обозначение, отличаются по размеру и весу, содержат изображения важных символов тиморской культуры.

Раковина наутилус на 1 сентаво и парусная лодка на 25 указывают на необходимость беречь морские ресурсы, рисовой росток на 5 и зерна кофе на 50 – на продовольственные проблемы, бойцовый петух на 10 и портрет тиморского героя Дона Боавентуры на 100 (выпуск 2011 г.) символизируют борьбу за независимость.

Ниже номинала изображено мужское головное украшение в форме рогов буйвола, по окружности – орнамент на ткани (стилизованные крокодилы).

Краснодембская Нина Георгиевна (Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН, ведущий научный сотрудник,

кандидат филологических наук, доктор исторических наук)

О дравнейших культах ланкийцев: сингалы и ведды - взаимодействие.

Остров Ланка в Индийском океане с давних времен славился особыми культами, прежде всего поклонением демонам. В представлениях разных древних народов страна эта была населена «демонами» (ср. царство Раваны в «Рамаяне»). Фактически, демонический культ актуален и ныне как для сингалов – буддистов, так и для «язычников» – веддов. В науке до сих пор не выработано окончательное представление о взаимодействии в этой области между автохтонами Ланки веддами и основным населением современной Шри Ланки сингалами, хотя ни у кого нет сомнений о значительной роли веддов в этнической истории сингалов. Нам кажется, следует различать периоды и стадии взаимного влияния этих большого и малого народов – соотечественников.

Столярова Екатерина Владимировна (СПб, ГМИР, младший научный сотрудник)

Иконография индуистского бога Вишну.

Ритуальные практики индуизма в рамках всех его культов неразрывно связаны с поклонением образам богов и богинь, которые, по мнению индуистов, являются не просто художественным отображением абстрактных теологических понятий, а местом живого присутствия бога или богини. Каждый художник в своей работе следует строго определенным правилам и канонам, которые детально описаны в трудах по искусству и архитектуре. Индуистский бог или богиня имеют собственные характерные атрибуты, большинство из которых связано с определенными мифологическими сюжетами и событиями. Помимо антропоморфных изображений богам поклоняются в форме различных символов. Вишну имеет множество иконографических изображений, которые включают основной образ бога, его аватары, а также другие разнообразные манифестации.

Кашовская Наталья Васильевна (СПб, ГМИР, заведующая отделом «Религии Востока»)

Иудейский прозелитизм на боспоре. Иранцы в иудейской общине.

В мировой историографии античные поселении Таманского полуострова (античный Боспор) все чаще рассматриваются как истоки иудаизма в Хазарии. Археологи находят нередкие материальные подтверждения бытования иудаизма в одном из центров будущей Хазарии - на Тамани, земли которой на рубеже двух эр находились в пределах Боспорского царства.

Население приморских городов и внутренних материковых поселений Боспорского царства было смешанным с первых лет его исторического появления. Полиэтничная культура отмечается во всех исторических периодах существования царства. В эллинистическое время оно было больше греко-синдо-меотским, которое, по мнению исследователей, испытывало сильное эллинистическое влияние. Время с I в. до н.э. по IV в. н.э. отмечено активной сарматизацией. Этот процесс, особенно, усиливается в с I в. до н.э. по II в. н.э., что заметнее всего передавалось в надгробных памятниках. Некрополи Фанагории боспорского периода отражают варваризацию городского населения. Обнаруженные на Боспоре в достаточно большом количестве (к сожалению, во вторичном использовании) стелы с четко выраженными религиозными иудейскими символами, показывают присутствие еще одной этнической группы – иудеев. Однако насколько и как глубоко все, эти, этносы, населявшие Боспор, взаимодействовали друг с другом и какое влияние они оказывали друг на друга, археологический материал не всегда полновесно способен их представить – это слишком объемные этнокультурные процессы. За пределами археологии могут остаться и остаются едва заметные границы малых этнических групп таких, как евреи и те, которых Д.И.Даньшин называет «малоазиатскими этносами», «южнопонтийскими иранцами». Исследователи отмечали города Боспора Киммерийского как своеобразную контактную зону, в пределах которой культурная ассимиляция проявляется в межэтнических связях и традиций. Новейшие археологические открытия показывают, что подобные процессы затронули и степную периферию. Современные раскопки на археологическом объекте Вышестеблиевская-11 представили группу иудейских надгробий, которые не только свидетельствуют об этих культурных контактах, но и открыли научному миру неизвестное прежде иудейское поселение.

Перерыв 13.00-13.30.

Рыйгас Елена Владимировна (СПб, Социологический институт РАН, аспирант)

Влияние иконографических сюжетов на мотивы русских духовных стихов (Егорий Храбрый, три его сестры и мать София).

В духовных стихах о Егории Храбром наряду с устойчивой характеристикой, совпадающей с основными чертами его иконографического изображения, - «По колина ноги в чистыим сербре, / По локоть руцы в красным золоте, / Голова его вся земчужная» [Бессонов. № 98, с. 393], — повторяется сюжет о родственных связях Егория: в качестве его матери называется «Светая Сохфия мать Премудрая» [Бессонов. № 99, с. 398], а в качестве сестер — три дочери Софии (из двадцати двух вариантов духовного стиха о Егории Храбром в сборнике Бессонова упоминание о Софии и трех ее дочерях встречается в двенадцати произведениях).

Подобные не мотивированные текстом жития родственные связи героев духовного стиха могут быть объяснены влиянием, опять же, иконографических программ, предполагавших совмещение нескольких агиографических и библейских сюжетов, объединяемых по какому-либо одному признаку. Известно, что в период становления изобразительного канона для оформления боковых дверей иконостаса первоначально их поверхность могла содержать в себе несколько регистров, в каждом из которых евхаристическая, эксхатологическая или эсхатологическая тематика раскрывалась в образах ветхозаветных героев [Дьяченко 2, с. 298, 303].

Соответственно, сопоставление в духовном стихе сразу нескольких святых: Георгия, Софии и трех ее дочерей указывает на возможный иконографический тип оформления дьяконских врат, где присутствовали изображения Георгия-Победоносца и «Трех отроков в пещи огненной». При определенных условиях (плохой видимости или недостаточного понимания) сцена «Трех отроков» могла быть проинтерпретирована как изображение «трех сестер» Георгия. По ассоциативной связи мотив трех сестер затем привлек фигуру Софии в качестве матери Георгия. Происхождение самой же иконографической программы с изображениями Георгия-Победоносца и «Трех отроков» со всей очевидностью восходит к традиции оформления иконостаса одного из монастырских соборов, в декоре алтарей которых актуализировались библейские сюжеты с прообразовательной новозаветной тематикой и идеей духовной борьбы, символом которой являлся святой, поражающий змия [Дьяченко 1, с. 287].

Бессонов П. Калеки перехожие. Сборник духовных стихов. М., типография А. Семена, 1861. Вып. 2

Дьяченко 1 - Дьяченко О. А. К проблеме происхождения иконографии «Душа чистая» в искусстве XVI в. // Иконографические новации и традиция в русском искусстве XVI века. Редакторы составители О. А. Дьяченко, Л. М. Евсеева. Изд-во «Индрик», М., 2008. С. 284-294

Дьяченко 2 — Дьяченко О. А. К проблеме эволюции иконографических программ боковых алтарных дверей XVI-XVII вв. // Иконографические новации и традиция в русском искусстве XVI века. Редакторы составители: О. А. Дьяченко, Л. М. Евсеева. Изд-во «Индрик», М., 2008. С. 295-305.

Кузичева Юлия Сергеевна (СПб, ГМИР, младший научный сотрудник)

Житийная икона. Проблемы использования в экспозиционной работе.

Житийным иконам было посвящено несколько выставок и конференций, прошедших в последнее время. Особое внимание было уделено житийным произведениям святителя Николая, отличающимся развернутым житийным повествованием. Неразрывная связь текста и изображения отчетливо проявилась в иконах данного святого. Без привлечения агиографических сочинений и описаний чудес, приведенных в поздних источниках, сложно прочесть и в полном объеме проиллюстрировать уникальность отдельных клейм жития.

Безродин Владимир Александрович (СПб, ГМИР, старший научный сотрудник)

К вопросу о полковых церквях в Российской армии в начале ХХ века.

В начале ХХ века в штат каждого полка российской армии входила штатная должность военного священника. Проблемы духовного окормления войск решались, в зависимости от дислокации части и местных условий.

Храмы, принадлежащие военному ведомству можно разделить на две группы: постоянные и походные. К постоянным относятся полковые, гарнизонные, лагерные, крепостные, церкви на военных кладбищах, в военно-учебных заведениях, тюрьмах и госпиталях. Вторая группа – походные церкви, принадлежавшие сухопутным воинским частям (сухопутные) и расположенные на военных судах (судовые).

Таковое деление было обусловлено особенностями жизни, службы, как той или иной воинской части, так и военного священника, к ней приписанного. На месте постоянной стоянки военнослужащие посещали неподвижную церковь епархиального подчинения или находящуюся в ведении военного ведомства. Во время же похода, военных действий, когда войска были ограничены в возможности посещения храмов, духовные нужды солдат и офицеров удовлетворяла церковь возимая, походная.

Поскольку к началу ХХ века не все воинские части имели постоянную церковь, в 1900 году военный министр А. Н. Куропаткин, в рамках кампании за усовершенствование духовно-нравственного воспитания военнослужащих, составил на Высочайшее имя доклад по улучшению быта нижних чинов, где указывал, что в настоящее время необходимо изыскать средства для постройки церквей при всех частях войск, в которых по штату положены священники, и для расширения существующих войсковых храмов, для чего необходимо разработать тип военной церкви, хотя бы барачной системы, но поместительной и недорогой, чтобы строительство не было бы затруднено изысканием необходимой суммы денег.

23 января 1900 года при Главном Штабе была учреждена особая комиссия под председательством члена Военного Совета графа Татищева, при участии Протопресвитера военного и морского духовенства и представителей от Главного Штаба, Главного Инженерного Управления и Высочайше учрежденной при Военном Совете комиссии по постройке казарм. Комиссия выработала особый тип военной церкви, образцовой вместительности и экономичности. Строительство храма подобного типа было впервые осуществлено в 1903 г. - церковь 148-го пехотного Каспийского полка, Место дислокации – Петергоф, стоимостью в 40,000 рублей.

Таким образом, воинские части в начале ХХ века получали относительно однотипные, в большинстве своём, военные храмы, конечно в том случае, если до того таковых храмов не имели. Однако, до 1914 г. было открыто всего 15 подобных войсковых церквей.

В случае если по разным причинам военнослужащие не могли посещать епархиальную церковь и не имели своей постоянной, военное ведомство предусматривало выделение помещения для церкви в казарме.

Походная церковь в России была известна ещё со времён Ивана Грозного. Со временем она претерпевала видоизменения. В целом, она представляла собой шатёр, палатку, набор богослужебных предметов, литературы. После кампаний Крымской и русско-турецкой (1877-78 гг.) войн, при Главном Интендантском Управлении была учреждена особая комиссия для сокращения грузов, возимых в войсковом обозе. Внимание комиссии обратилось на походные церкви, а также на опыт их использования во время указанных войн. Вследствие того, что многие полотняные церкви во время военного похода вообще не устанавливались, кроме того, были малопоместительные (человек на 10-15), богослужения, в основном, проводились на свежем воздухе. В то же время для их перевозки требовалось 2 телеги и 6 лошадей. В итоге комиссия пришла к выводу о необходимости сокращения возимых принадлежностей походной церкви.

Опыт русско-японской войны привёл не только к преобразованиям в чисто военной среде. Некоторым реформам подверглось и условия службы военного духовенства. Были уточнены обязанности военных священников. В частности, в лагерное и военное время богослужение для воинских чинов священники отправляют в особо устроенных зданиях и палатках.

При постановке церковных палаток и наметов, священники сами устанавливают иконостас с царскими вратами и завесой, также жертвенник и престол, облачают последние; распределяют по своим местам принадлежности Богослужения и, вообще, заботятся о возможном соблюдении в таковых церквах благолепия и благоустройства.

Преобразования касались и упорядочивания церковного обоза. Так, были объявлены перечень и правила укладывания церковных вещей в обоз кавалерийского (в 1907 г.) и пехотного (в 1908 г.) полка.

В итоге, непосредственно перед Первой мировой войной, походная полковая церковь представляла собой ящик с определённым набором инвентаря, благодаря чему, полковой священник, в сущности в любой обстановке имел возможность совершить богослужение.

Бренькова Александра Сергеевна (СПб, СПбГУ, кафедра философии религии и религиоведения, аспирант)

Толстовство как религиозная утопия.

Формирование толстовства как отдельного движения приходится на 80-е годы XIX века. Если в начале этого периода учение было распространено, в основном, среди интеллигенции, то к концу его – уже и в народной среде. Примерно с 1885 года возникают на основе учения Л.Н. Толстого земледельческие колонии, в которых реализуется представление о физическом и свободном труде, нравственном совершенствовании как условиях счастливой жизни. Наиболее спорным моментом учения Толстого является его философия ненасилия, следствиями которой в социальной сфере является особое отношение к собственности, государственным институтам, образованию и жизни человека в целом. Попытка реализации учения толстовства на практике оказалась скорее неудачной, так как большинство общин, возникающих на Кавказе, отличались кратковременностью существования.


Дата публикации: 18.11.2011

190000 Санкт-Петербург, Почтамтская ул., 14/5

(812) 315-30-80